Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
19:32 

Алвамарсель 2.

minifraidik
стеб, быт, флафф. ООС всех и вся, включая Кэналлоа.
От переизбытка няшности в организме.

В мундире было бесконечно жарко, но о том, чтобы раздеться и уподобиться всей этой полудикой толпе кэналлийцев Дик даже и подумать не мог. Ехавший рядом Герард, очевидно, был такого же мнения. Они вели отряд крупной рысью уже третью неделю и под вечер Дик, обычно, валился из седла, но эр Рокэ никогда особо людей не жалел. Умница Сона покорно сносила все тяготы дороги, а Герард, без умолку, рассказывал про Кэналлоа.
Кэнналоа…Дик, наконец-то, увидит край, о котором столько слышал. По словам монсеньора, они пробудут там неделю. Потом отправятся на Марекьяра, встретятся там с флотом Альмейды и уйдут к гайифским границам. Долгожданная война скоро начнется и Рокэ Алва обязательно победит. Ричард любил войну. В бою все четко и ясно, Ворон серьезен и весел и не третирует оруженосца ехидными замечаниями. Ричард Окделл будет стараться и сделает все возможное, чтобы отличиться. И его успехи будут раз за разом доказывать Катари, что он достоин ее любви!
Под одобрительные выкрики кэналлийцев мимо пролетел Алва на Моро и Марсель Валмэ на кобыле ужасающей пегой масти. Зачем экстравагантному Валмэ такая лошадь, Дик до сих пор не понимал. Загадкой для него оставалось и то, для чего эру Рокэ таскать всюду с собой виконта. Но он уволок Валмэ сначала на одну войну, потом на другую. Дик решил, что веселый и беззаботный Марсель своими выходками развлекает монсеньора. В любом случае, офицером он, против ожиданий, оказался толковым, а первому маршалу нужно много порученцев. С Герардом Дик быстро подружился и выкинул все сомнения из головы. В конце концов, эр Рокэ знает лучше.
***
Алву приветствовали как короля. Он и был для них королем, их соберано. К нему протягивали руки и на руках маленьких детей. Люди выходили на балконы или залезали на крыши, сбивая черепицу и приветствуя возвращение соберано задорными выкриками. Перед ними, откуда-то, вынырнули музыканты, поклонились Алве, он ответил им согласным кивком, и они, получив одобрение, затянули что-то торжественно-радостное. Моро смиренно ступая по вымощенным улочкам, прикинулся мирной лошадкой и даже ушей не прижимал, хотя его нет-нет, да и норовили поцеловать во вредный нос. Всеобщее ликование успокаивало даже злобного мориска. Марсель ехал бок о бок с Алвой, и купаться в лучах чужой славы было весьма приятно. Дорога была наполнена веселой музыкой и несравненным цветочным ароматом, везде царила атмосфера всеобщего веселья.
Во дворец Алвасете они не поехали, отправились к побережью, по словам Рокэ, на одну из семейных вилл. Марсель всецело одобрил это решение, потому что приехать в Кэналлоа и не побывать на Побережье, было бы глупо. Скалистый берег приветствовал их соленым бризом и когда они вошли в просторное, окруженное высокими арочными галереями патио, единственным желанием Валмэ было немедленно окунуться в теплые воды и смыть с себя дорожную пыль. Марсель обернулся на Дика и Герарда. Мальчишки, с открытыми ртами, во все глаза рассматривали шикарную виллу. Посреди традиционного для Кэналлоа патио, умиротворяюще журчал фантам, кругом цвели жасмин и гибискус. Рокэ шумно выдохнул. Он тоже был рад оказаться дома.
Из дома, им навстречу, выкатился тучный, высокий черноусый кэналлиец и с хохотом сграбастал Алву в медвежьи объятия. Засмотревшись на изумительную мозаику, Марсель не вслушивался в их кэналлийские речи, пока Рокэ, самым вероломным образом, не притянул его к себе. Черноусый разразился громоподобным хохотом и стал его, Марселя, поздравлять. Валмэ счел за лучшее отетить вежливой благодарностью. Довольный Алва, не выпуская Марселя зашагал в дом. Чтобы им удобнее было идти, Марсель тоже его приобнял.
- С чем меня поздравили, Росио? – спросил он.
Алва лучезарно улыбнулся.
- Уезжая в прошлый раз, я пообещал привести домой жену. – Ответил он.
Марсель хмыкнул.
- А сыновей ты привести не обещал? – Оборачиваясь на мальчишек, поинтересовался Валмэ.
- Повелитель Ветра – отец Повелителю Скал? – Испугался Алва. – Да лучше сразу утопиться.
Они поднялись в большую светлую комнату.
- Что это?! – Изумился Марсель, глядя на самое огромное, что он видел в своей жизни, ложе. Чудовище, помимо громадного количества подушек, было увенчано здоровенным балдахином.
- Эта спальня полностью отражает вкус багряноземельных шадов. – Отозвался Рокэ, отдёргивая занавес и выходя на увитый виноградом балкон.
- Я на этой кровати тебя ночью не найду. – Обходя гигантскую постель, заметил Марсель.
В комнату следом ввалились Дик с Герардом.
- Юноши ,на кого вы похожи? – Схватил их за загривки Алва. - Война ещё не началась, а вы выглядите так, будто уже побывали в бою! – И подмигнув Марселю, уволок сопротивляющуюся молодежь прочь из комнаты.
Ночь встретила их песнями и плясками. Очевидно, встречать своего герцога здесь именно так, было традицией. И почему считают, что кэналлийцы – дикари? Грациозностью их танцы могли затмить любые изыски Золотых Земель. И страстью. Красивые кэналлийки кружились в центре хороводов и их летящие, поднимающиеся солнышком юбки, мелькали алыми всполохами в свете факелов. Алва развлекался от души, носился с земляками в быстроменяющихся хороводах, а потом подхватывал какую-нибудь барышню на руки, подбрасывая ее над головами танцующих, и тут же прижимал к себе в яростном объятии. Марсель и рад был бы насладиться этим зрелищем в стороне, но в Кэнналоа слишком редко видели блондинов и хорошенькие глазастенькие чернуши не давали виконту прохода. Приходилось на лету хватать новые вольты и, судя по довольному личику его партнерши, ему неплохо это удавалось. Тело девушки дрожало в его руках и в жаркой разгоряченной толпе, не было места печали и сомнениям. Мимо, в объятьях юной чернокосой кэналлийки, пронесся Герард. Он времени зря не терял и тискал свою даму усердно, а вот Дика среди танцующих видно не было. Должно быть, грустит о пепельных волосах своей обожаемой королевы, где-нибудь за столом, а сочувствующие кэналлийцы, знай да и подливают мальцу в бокал доброго вина. Хоровод сжался ближе к центру, чтоб, по обыкновению, распасться на отдельные пары. Алва оказался рядом и вдруг притянул за шею и порывисто и жарко поцеловал в губы. Площадь закружилась, небо стало ближе и Марсель, с трудом, заставил себя отпрянуть от желанного герцога. Их тут же разделила танцующая толпа и унесла прочь друг от друга.
Когда Марсель был готов рухнуть на мраморные плиты, в танцах решили сделать перерыв. Народ хлынул к столам. Музыканты заиграли что-то романтично-умиротворяющее. Рокэ Марсель отыскал, любующимся на черные воды. Их не было видно за арочными колоннами, и он подошел вплотную, прижимая гибкую спину с собственной груди и чувствуя, как под рукой гулко и тяжело бьется чужое сердце.
- Вас утомило гостеприимство моих соотечественников, виконт? – Чуть повернув голову, поинтересовался Алва.
- Танцев с меня на сегодня явно хватит. – Отозвался Марсель и почувствовал, как Рокэ улыбается.
Хуан! – Гаркнул Рокэ, отстраняясь и выходя из их ненадежного укрытия.
Бывший работорговец, вылакавший больше их всех вместе взятых, четким шагом подошел к своему соберано.
- Проследи за тем, чтобы дор Рикардо и рэй Кальперадо не явились на виллу до утра. – Приказал Рокэ.
Кэналлиец наипохабнейшим образом ухмыльнулся и кивнул.
***
Уже начало рассветать, когда они с Герардом, поддерживая друг друга, добрались до виллы. Дик порывался уйти раньше, но Хуан, всякий раз, чем-то отвлекал его, заставляя остаться еще на час – другой. И вот, наконец, в предрассветные часы им удалось добраться до дома. Сонная вилла встретила их тишиной и спокойствием. Ричард хотел сразу направиться к себе и провалиться в долгожданный сон, но проходя по коридору, Герард заметил в комнате Марселя свет. Они решили заглянуть.
Ветер надул шторы и они сбили одиноко-горящую свечу. Герард бросился ее поднимать, хотя в лишнем свете не было необходимости, уже и так было достаточно светло, а Дик подошёл к необычному ложу, заменяющему Марселю кровать и заглянул за полупрозрачную ткань.
Валмэ спал, раскинув руки в стороны, а Алва разлегся поперек постели, уложив голову на голый живот Валмэ. На шее у виконта Дик заметил весьма недвусмысленную отметину и, почувствовав как запылали уши, поспешил прикрыть ее ближайшей подушкой.
Опять вместе принимали дам.- Подумал он, осматривая разоренную постель. Поистине, эти двое были, сверх всех приличий развратны, если не смущались чужого присутствия, даже в таком деликатном деле, как близость с женщиной.
Рядом возник Герард и тихонько ойкнул.
- Их нельзя оставлять так, - принял решение Дик. – Прислуга может подумать не то. Где комната монсеньора?
- Этажом выше. – Шепотом отозвался Герард.
- Его надо туда вынести, - решился Ричард. – Давай, я - за руки, ты - за ноги. Взяли.
- Юноши, идите проспитесь, - не открывая глаз, скомандовал Алва и Дик с Герардом в ужасе отшатнулись. – Может тогда вас оставит безумная мысль таскать своего эра из одной постели в другую.
Он сел. Марсель вздрогнул и проснулся с удивлением глядя на оруженосца с порученцем.
- Мы думали о вашей репутации, эр Рокэ. – обиженно вымолвил Дик.
И Герард согласно закивал.
- Прелестно. – Умилился Ворон. – И что же страшного может случиться с моей многострадальной репутацией в моем же собственном доме?
- Слухи о гайифской связи – это унизительно! – Выкрикнул Ричард. – Вам и так приписывают роман с королем!
- Какие глупости. – По-кошачьи потягиваясь, сообщил Алва.
- Принимать женщин вместе, очень непредусмотрительно. – Объяснил Дик.
Алва как-то странно посмотрел на него. Рядом неуютно завозился Герард.
- И где те женщины, которых мы с Валмэ, хм, принимали? – С подозрением спросил Ворон.
- Ушли, я полагаю. Грешницы всегда покидают место преступления в потемках. – С достоинством отозвался Дик. Неужели эр не понимает таких очевидных вещей?
Алва расхохотался, свалившись на подушки. Рядом корчился от смеха Валмэ.
- Юноша, вы – удивительны. – Выдохнул эр Рокэ.
Дик обиделся.
- Ваше непристойное поведение, порочит и честь женщины, несправедливо с вами связанной! – бедная Катари ,как она терпит насмешки такого человека?
- А вы бы хотели занять мое место в постели королевы – Отсмеявшись и выбравшись из кровати, спросил Рокэ.
К щекам Дика хлынула кровь.
- Я никогда не опорочу имя женщины, которую люблю!
- Тогда не видать вам ее яблок, во веки вечные. – Со вздохом сообщил Ворон. – Малышка Катари обожает непристойности.
- Вы лжете! – Вне себя воскликнул Дик.
- Увы, - возразил Ворон. – Вот ответьте мне, юноша, как вы намерены добиться ее расположения?
- Что? – Изумился Ричард.
- А ещё лучше – покажите! – Ворон неожиданно вылетел из комнаты, поймал на лестнице какую-то служанку и, что-то прошептав ей на ушко, вытащил из ее волос гребень.
Вернулся, запустил пальцы в запутавшиеся волосы, пару раз провел по ним гребнем. А потом, не особо стараясь, поднял в подобии прически и заколол на затылке. Марсель и Герард покатились со смеху. А Алва невозмутимо спустил рубашку, обнажая плечи, и поднес руку ко лбу в изящном жесте. Чем-то неуловимым он и в самом деле стал походить на женщину.
- Чего вы ждете, Ричард Окделл? Очаровывайте меня! – потребовал он.
- Я не собираюсь порочить чистые чувства смехотворным шутовством! – Яростно воскликнул Дик. Не хватало ещё говорить о любви к Катарине в подобной ситуации.
- Отнюдь. Считайте что это тренировка, юноша. Как же вы научитесь побеждать, если не будете заниматься?
На мгновение Дик задумался. А что он, и в самом деле, скажет Катарине в великий день своего признания? Конечно, королеве важны не слова, а достойные поступки, но какие речи смогли бы тронуть нежное ранимое сердечко? Возможно, стоит процитировать что-то из Веннена или придумать рондель самому. Признания в стихах- всегда романтичны. Или быть кратким, по-военному, лаконичным, ведь герои не любят словесной шелухи. А может, стоит быть предельно откровенным и поведать ей о всех, терзающих его душу, сомнениях?
- Юноша, - Вкрадчивый голос Ворона, вывел Дика из состояния задумчивости. – Ещё немного и ваша дама повесится от ожидания.
Алва по-прежнему, изображал из себя Катарину.
- Валмэ, продемонстрируйте молодому человеку, как следует покорять таких, как наша невинная королева, дам.
Усмехнувшись, Марсель изящно опустился перед Алвой на колено и припал губами к протянутой Вороном руке.
- Ричард. – Важно сообщил он. – Чем крепче укрепления, тем вероломней должна быть атака. – И с этими словами, он стремительно поднялся и привлек Алву в неистовый страстный поцелуй.
Дик изумлённо распахнул глаза. Рядом, Герард, кажется, перестал дышать.
Поцелуй вышел довольно долгий. Затем Рокэ с коротким стоном, рухнул в предусмотрительно раскрытые объятия Валмэ.
- Видите, юноша, Марсель, можешь меня отпустить. – Виконт с готовностью убрал руки и Рокэ свалился на пол, уже оттуда закончив свою наставительную речь. – Только мастерство собственного клинка позволит вам получить доступ к вожделенным яблокам.
Дик покидал спальню Марселя в глубокой задумчивости.
***
Рокэ снова уснул, а Марселю отчего-то не спалось. Он покинул виллу и направился к утесу, который заприметил ещё вчера. Утес, одиноким клыком уходил в море и с него открывался потрясающий вид, на белый город внизу и на синие волны впереди. Пока солнце лишь застенчиво показалось из-за горизонта и не стало злым, Марсель не стал отказывать себе в удовольствии полюбоваться такой красотой. Бесшумно подкравшийся к нему, словно кот, Алва, стал для него полной неожиданностью.
- Обычно, я поднимаюсь раньше тебя. – Сообщил сидящему на травке и камнях Марселю Алва.
Валмэ приобнял босоногого Ворона за колени.
- Обычно, ночами ты и выматываешь меня больше – Ответил он.
Рокэ усмехнулся и сел рядом.
- Ты знаешь, что это легендарный утес Алва?
- Откуда? – Удивился Марсель. – Просвети меня.
- Будущий Повелитель Ветра, в день своего посвящения поднимался на этот утес и, попросив благословения у ветра, прыгает вниз.
Марсель вытянул шею, чтобы заглянуть за край. Приличная высота и камни внизу не вдохновляли на прыжки и полеты.
- Это довольно опасно. – Прокомментировал он.
Алва усмехнулся.
- Весьма. В Кэналлоа полно отчаянно-смелых людей и крутых утесов, но только этот не покорился никому.
- Кроме Повелителей Ветра? – Догадался Марсель.
- Да. Я бы сам не верил, если б не знал, сколько смельчаков разбили головы о камни внизу. Это окончательно убедило всех, что подобное сомнительное удовольствие доступно только истинным Алва. Это Закон.
- Отчего же, я - верю. Тем более, что ты, как раз, Повелитель Ветра и тебе бояться нечего.
- Никто из моих братьев так и не прошел этот диковатый обряд. – Неожиданно-откровенно произнес Рокэ и Марсель притих. За непобедимым Вороном слишком редко можно было рассмотреть человека.
- Когда мы получили известие о смерти Карлоса, я был здесь, я был мальчишкой. – Рокэ грустно усмехнулся. – Я взлетел сюда и ласточкой кинулся вниз, не думая о последствиях. А когда я, наконец, справился с водой и страхом и выплыл, меня ждали мой отец и горожане. Их взоры всегда обращены к этому Утесу. С тех пор я больше не был сыном повелителя Ветра, а сам стал им.
- А меня стали считать наследником Валмонов, когда я запустил коз в папенькины астры. – Вздохнул Марсель.
Алва улыбнулся и поднялся.
- Наш ждут завтрак и мающиеся с головной болью юноши.
Марсель встал и, повинуясь порыву, слегка коснулся губами губ Алвы. Тот неожиданно ответил, превратив легкую ласку в чувственный поцелуй. Марсель коротко выдохнул, притягивая Рокэ к себе и пытаясь отыскать в себе силы это прекратить.
- На нас смотрят. – Проговорил он, на миг отрываясь от любимых губ.
- Пусть смотрят, - Разрешил Алва, не давая ему отстраниться.
Но Марсель прекрасно осознавал, чем могут кончиться такие вот поцелуи, а перспектива растянуться на камнях, на глазах у всего города, его не привлекала.
- Пошли, - решительно отодвигаясь, проговорил он, вытягивая горячие ладони Алвы из под собственной рубашки.
Рокэ хитрюще улыбнулся и за руку привлек Марселя к самому краю.
- Страшно? – спросил, отчего-то взволновано.
- Страшно. – Подтвердил, сбитый с толку, Валмэ.
- И мне страшно. – Вздохнул Ворон и крепко схватив Марселя, шагнул с ним в синий провал.
Марсель даже испугаться не успел, только каким-то чудом извернулся, чтобы правильно войти в воду. Мир закружился, забился и обхватил его со всех сторон. Воздух предательски покинул легкие. Его швырнуло на скалы, он почувствовал их скользкую поверхность и исхитрился повернуться, спасая голову от встречи с камнем. Оттолкнулся ногами и вынырнул. Уши заложило от беснующихся кругом ветра и волн. Рядом, бодрым утопленником всплыл Рокэ.
- Я тебя убью! – Пропевел Марсель, яростно загребая руками, по направлению к Ворону с безумным желанием его немедленно удушить.
- Ты выжил! – Ликовал Алва и впился солеными губами в протестующий марселев рот. От поцелуя они оба ушли под воду.
- Что это было? – Вопрошал Марсель вынырнув и отплёвываясь. Злиться на Рокэ у него не получалось.
Вместо ответа, Рокэ, огибая скалу, поплыл к берегу. слабо барахтаясь, Марсель поплелся следом.
Каменистое побережье было переполнено людьми, увидев их, народ разразился восторженными выкриками.
- Откуда, столько? – Удивился Марсель, когда они были на мелководье.
- Взоры всегда обращены на утес, - ответил Рокэ.
Их обступила волнующаяся толпа. Алва стянул мокрую рубашку, бросил ее в первые же руки и стал стягивать рубашку с шокированного виконта.
- Никто не выживал, Марсель ,понимаешь? - Заглядывая ему в глаза, объяснял Рокэ. – Никто, кроме Алва. Значит, ты тоже, теперь, Алва.
- Алва – блондин? В голове не укладывается… - Все, что смог вымолвить потрясенный Валмэ.

@музыка: Jennifer Lopez – Que hiciste

@темы: отблески этерны, алвамарсель

URL
Комментарии
2013-02-22 в 23:11 

Охотница Лу
Listen how calmly I can tell you the whole story
Миленько, мне понравилось) Про сыновей хорошо получилось и про дам, которые покидают место преступления в потемках - реплика вполне в духе Окделла. И вообще - симпатичный рассказ

2013-02-23 в 00:45 

Чем крепче укрепления, тем вероломней должна быть атака.

Ахаха, это роскошно!)
Чудесный фик. Очень понравился, няшные Дикон с Герардом, Марселька с Алвой вообще выше всяких похвал.
Хочу такой канон:inlove:

2013-04-14 в 12:02 

Арктика
Только дураки считают, что страдания - справедливая плата за оригинальность.
здорово)) с удовольствием прочитала

   

Uprising (>.<)

главная